Наша кнопка

Друзья и партнёры
Православные праздники
Котовские сайты
Мини-чат
500
Архив записей

Котовское творческое объединение

Главная » 2011 » Июль » 4 » Я миф себе воздвиг нерукотворный…
23:27
Я миф себе воздвиг нерукотворный…
Сновиденческий и бредовый миф Сальвадора Дали

Среди новых тенденций, которые проявили себя на рубеже тысячелетий в духовной культуре нашего общества, одна из наиболее интересных и загадочных – значительная глубинность мифологических пластов сознания. Присутствие мифа (вернее, мифического) чувствуется повсюду – в политике, идеологии, в массовой культуре, философии и даже в науке, что проявляется в удивительных и разнообразных сочетаниях новаций и архаизмов.

Естественно, надо отметить взаимодействие искусства и мифа, ведь именно искусство представляется хранителем мифических традиций, а мифические времена кажутся овеянными поэзией. Современное искусство пытается возвратить миф, оно ищет опору в мифе, желает сотворить универсальный миф.

Момент «возвращения» мифа крайне интересен в таком направлении живописи как сюрреализм - ведь он мифологизирован в качестве узаконенной формы, социальной игры и приключения. Это направление авангардного искусства помещает между собой и миром миф. Здесь происходит столкновение двух глобальных пластов – мифа и сюрреализма. До недавнего времени такое сопряжение было мало исследовано и оставалось представленным в виде, оставляющем много вопросов. Поэтому исследование мифа актуально и значимо.

«Человеческим познанием движет вера, что в итоге оно найдёт окончательный смысл мира, – пишет Бруно Шульц, – оно ищет его, громоздя искусственные подмостки леса». Точка зрения слишком категоричная, но естественная для писателя (художника) XX века - времени, когда искусство было не только заряжено страстным желанием постичь «смысл мира», но и было способно, пробиваясь к нему, отбросить все ограничительные рамки и критерии - эстетические, стилистические, жанровые и т. д. - прежде обязательные.


Художник XX века мог свободно, открыто и произвольно, в соответствии лишь со своим авторским замыслом заимствовать образы и сюжеты из любых искусств разных эпох. И конечно из мифа (мифов). «Леса» и «подмостки» - сказано точно. Ведь именно театр не раз представал в роли посредника межу искусством и реальностью, между современностью и мифом. Не потому ли и Пикассо, и Шагал, и Дали, обращаясь к мифу, насыщали язык своих картин образами и архетипами театра, цирка, балагана, карнавала?

Сальвадор Дали неисчерпаемой фантазией, экстравагантностью натуры, гипертрофированным честолюбием внешней немотивированностью поступков преднамеренно создавал почву для особого рода мифологизации собственной персоны.

Дали создавал новую мифологию - не мифологию прошлого, а драматичную мифологию будущего. Цвет, причудливые формы, само движение линий имели у него устрашающие и озаряющие предвидением композиции. Он обращался к мифологии, чтобы найти ответы на терзающие душу вопросы реальной действительности. Творя сюрреалистический миф, который смог бы стать всем, из своей жизни и мастерства, из своего разума и подсознания, Дали опровергал мнение о невозможности в XX веке универсального мифотворчества.

Он брал на себя одного роль коллективного демиурга, некогда сотворившего миф, пытаясь захватить все низменные и высокие сферы бытия, весь микро- и макромир в орбиту своего творческого «Я» и, создать на границе реальности и фантасмагории свой неповторимый «сюрреальный миф». Так Дали-художник опровергал бытовавшее среди мифологов представление о том, что миф есть именно слово, повествование.

Сочиняя свой миф, Дали ни в коем случае не хотел произвола, он его панически боялся. В каждом из своих ритуализированных поступков, в недомоганиях и даже характере естественных отправлений - он искал намёк, знак, предзнаменование, радуясь как ребёнок совпадениям, которые можно было истолковать в духе параноидально-критического метода.

Жаль, что художнику не было известно суждение Лосева (ссылавшегося на Платона) о древнейшем значении слова «миф», связанного с глаголом «желать», ведь он так гордился своей фамилией, тем, что слово «дали» на каталонском языке обозначает именно «желать».

Жизненная реальность могла стать поводом, причиной, приводящей в движение фантазию художника. Одна безумная идея сменяла другую, и в каждой художнику хотелось усмотреть цепь откровений и символов, столь же закономерных, без писаных законов, какими были мифические откровения и символы. Только язык мифа складывался непроизвольно и не спеша на протяжении тысячелетий, тогда как Дали был преисполнен решимости создать сюрреальный миф самому и немедленно. Создать миф и жить в нём. Никлас Калас, английский искусствовед, называл его «мифоманьяком».

«…Миф вторгся в мою жизнь, – сказал художник, – проник во все опоры обыденности, и с тех пор для меня граница между тем, что было, и тем, чего не было, исчезла». Два заветных ключика всегда помогали художнику открыть дверь в мир чудесного – сон и бред.

Для древнего человека сон был не менее реален и нередко более значим, чем явь. Во сне ему являлись боги, духи, предки, чтобы предупредить, остеречь или оказать помощь. Сон играл роль посредника между мирами, между богами и людьми. Отношение Дали к собственным снам - совершенно мифическое. Только в отличии от древнего человека, для которого думать так, а не иначе, было в порядке вещей, ему приходилось прилагать невероятные усилия, чтобы стереть границу, отделяющими сновидения от реальности.


"Сон", 1931

В названии некоторых его картин есть слово «сон» или «сновидение». Например, «Сон», где на первом плане - отливающая холодным зелёным бликом женская голова. Безо рта, на лице кишат муравьи. Здесь возможны сопоставления, например, с архаикой Великой Богини, родительницей и губительницей одновременно, с Матерью-Землёй, которая в эпоху палеолита изображалась без глаз (люди боялись её поражающего взгляда) и без рта (дабы не быть сожранными). От зеленоватого, отсвечивающего бронзой орнаментного рисунка образа Дали веет холодом смерти. Вокруг головы женщины без рта клубятся волосы-змеи (змея, как известно - спутник Великой Матери), а муравьи – существа нижнего подземного мира во многих мифологиях – указывает на хтонический характер сновидческой фантазии. Странное видение как будто излучает лунный свет. Вспомним, что древняя Великая Мать была лунной Богиней.

Вторым, столь же безотказным средством проскользнуть из реальности в сюрреальность для Дали стал бред, бредовое состояние, свойственное больным или безумцам. В архаическую эпоху безумие было метафорой смерти, гибели. Для мифотворца Дали безумие и бред, а вернее – безумный бред – было великой силой. Дали, неутомимо строит свою мифическую реальность между сном и явью, безумием и ясным сознанием. Он создал свою мифическую реальность по собственным законам. Он преднамеренно вводил в своё мифотворчество то, о чём «не принято говорить». Экскременты, отбросы – художник беспрерывно философствовал по поводу столь неаппетитных вещей, убеждая себя в том, что они священны, как литургия.

Вместо традиционного испанского карнавального праздника «Похороны сардинки» Дали устраивает свой «карнавал»: он наблюдает процесс гниения рыбы на жарком солнце, жадно всматриваясь в постепенный распад её живого существа. Он не раз переносил в свои картины изображения заснувшей или уже разложившейся рыбы, а то и просто её скелета.

Рыба - многозначный и древний символ. Существо нижнего хтонического мира в мифической модели мироздания, она была символом плодородия, и потому могла ещё ассоциироваться с фаллосом - в картине «Горное озеро» Дали «играет» символическими образами воды, рыбы, фаллоса. К тому же рыба могла быть и символом смерти, и воскрешения, поскольку плодотворящее начало в древности связывалось со смертью.


"Осенний каннибализм", 1936

Другая композиция Дали – «Осенний каннибализм». Она создавалась во время гражданской войны. В ней пред нами предстал триединый образ каннибальской жратвы, секса и смерти. Своего рода современная мифологема. Связанная реальностью гражданской войны, она к тому же вобрала в себя традиции, уводящие в седую древность. Ведь было время, когда некто приносился в жертву, более того – расчленялся и съедался соплеменниками, для которых каннибальская трапеза означала приобщение племени к акту смерти-воскрешения. Безумные каннибальские фантазии Дали, замешанные на архаических архетипах, обретали конкретный смысл и превращались в образы большей силы.

Дали были близки принципы театральной эстетики Антонена Арто. Борясь с психологическим театром, с господством сюжета, характера и слова на сцене за поистине космическую всеобщность тем образов, Арто задумал кардинально обновить театральный язык, на котором предстояло заговорить воскресшему мифу. Арто задумал сделать свой театр «жестоким, чтобы прорваться сквозь все напластования эпох и культур к изначально архаическим, пропахшим кровью и дымом жертвенных алтарей, мифическим истинам о смерти, жизни, рождении».

Разве не к тому же стремился Дали? Разве его живопись, его полубезумные действа не обладали почти ритуальной силой внушения, а сотворённые въяве и на полотне сцены уродства, распада, бесстыдства, не пробуждали, как о том мечтал теоретик «театра жестокости»? В память о мифическом хаосе, который дремлет под защитным слоем культуры? Безусловно. Мифотворчество Дали. Безумное, сновидческое, сюрреальное, театрализованное – как оно бесконечно далеко от возвышенно поэтического мифотворчества древних, в котором не было ни цели, ни умысла, ни задачи, только живая реальность мифа, непрерывно творимого людьми, а не «гением». В страстном желании приобщить жизнь общины и свою к великим космическим силам бытия.

Опыт скандального и трансфарсового мифотворчества был не напрасен. Нельзя не восхищаться безоглядным стремлением художника к цели, когда были отброшены и сломаны все преграды условности, а вся жизнь до последнего вздоха была отдана работе. Нельзя не восхищаться масштабностью этой цели.

Наконец, остались картины, которые, несмотря на часто грубую и даже отвратительную предметность поражают буйством фантазии и блеском мастерства.

Сюрреалисты ищут миф: не наполненный смутными верованиями и навязанный человеческому сознанию извне, но жаждущий переноса на иной уровень чувств – а уж что мы найдём на этом уровне, каждый должен придумать сам.

Елена Головачева
Категория: Художественное | Просмотров: 646 | Добавил: Колос | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Четверг
29.06.2017
00:38
Интересное
Официальный сайт группы Кладбище Сердец Официальный сайт группы С.Г. Наше Радио (online) Чертов Рай Радио INTER-FM Радио Желанное Одесский виртуальный Rock-club
Категории раздела
Анонсы [20]
События и факты [36]
Литература и музыка [37]
Из истории [8]
ПРАВОСЛАВИЕ [15]
Глубина познания [10]
Художественное [2]
Традиции [6]
Спорт [5]
К празднику [25]
Интересное [3]
Облако тегов
Поиск
Ближайшие праздники
Календарь
«  Июль 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Погода в Котовске
Глобус
Наш опрос
Оцените наш сайт
Всего ответов: 951
Статистика

Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0